Центральная городская библиотека для детей
им. Ш. Кобера и В. Хоменко г.Николаева

Иннокентий Смоктуновский

Когда отец ушёл на фронт, Иннокентию пришлось кормить семью. Он окончил фельдшерско-акушерское училище, затем перешёл на курсы киномехаников, по окончании которых в 1942 году работал в размещённой в Красноярске воинской части и госпитале при ней. В том же году поступил статистом в Красноярский драматический театр; много лет спустя актёр признался в одном из своих интервью, что научился подделывать театральные билеты: покупать билеты каждый день не было никакой возможности, а жить без театра он уже не мог.

В январе 1943 года был призван в армию и направлен в Киевское пехотное училище, находившееся в то время в Ачинске. В августе того же года в срочном порядке был отправлен без присвоения офицерского звания рядовым на фронт, на пополнение 75-й гвардейской стрелковой дивизии.

В должности связного штаба 212-го гвардейского полка этой дивизии участвовал в боях на Курской дуге, форсировании Днепра, операции по освобождению Киева. За то, что под огнём противника через Днепр доставлял боевые донесения в штаб 75-й дивизии, был награждён первой медалью «За отвагу». Но эту медаль ему вручили лишь спустя 49 лет, на сцене Художественного театра им. А. П. Чехова, после спектакля «Кабала святош» по Булгакову.

В декабре 1943 года под Киевом попал в плен, месяц провёл в лагерях для военнопленных в Житомире, Шепетовке, Бердичеве. 7 января 1944 года бежал из плена. В течение месяца его укрывала в своём доме украинская семья. «Может быть, именно здесь, — напишет позже Раиса Беньяш, — где с риском для собственной жизни люди вернули жизнь обессилевшему солдату, впервые узнал Смоктуновский реальную цену человечности». Связь с членами этой семьи он поддерживал до конца жизни. В том же доме познакомился с заместителем командира партизанского отряда Каменец-Подольского соединения, в который и вступил в феврале 1944 года.

Большинство вместе с лейтенантом укрылись в огромном кирпичном амбаре в глубине двора, тянувшемся параллельно дороге. Я оказался в группе поменьше, недалеко от того дерева с орудием. Нам ближе и проще было уйти в другой, поменьше амбар, такой же кирпичный, расположенный под прямым углом к своему большому соседу с разрывом между ними в 6–7 метров.

Внутри амбара было сено, и — разумеется, это так понятно! — быстренько вытянувшись на нем, мы почувствовали, что есть жизнь и что наконец-то мы пришли домой. Однако отдыху не суждено было длиться.

Амбар наш вдруг вздрогнул, как от внезапного испуга, плотная волна воздуха, резко хлестнув в лицо, так же быстро исчезла, оставив по себе лишь запоздалый скрежет скользящей с крыши амбара черепицы и звон в ушах. Артиллерийский расчет умел не только наблюдать, и по этому поводу начали было острить, но с треском ударившая в косяк сарая дверь от второго выстрела орудия недовольно предупредила, что все не так весело, как кажется. Послышались крики: из большого амбара нас требовали к себе, и уже пригнувшись, хотя для этого не было никаких видимых причин, мы перебежали туда. Оттого ли, что стали острее впитывать окружающее, не то два этих выстрела орудия насторожили, но привлек внимание ствол нашей громыхающей пушки — он был направлен куда-то вниз, даже немного ниже горизонтального уровня. Для нас, уже что-то повидавших на фронте, подобное положение орудия означало, что орудийный расчет просто видит цель и бьет по ней прямой наводкой. Значит враг здесь, рядом. Теперь становилась понятной та поспешность, с которой нас перебрасывали с запада на восток, в противоположную сторону от фронта, и что, к сожалению, для того спринтерского ночного марафона были основания.

Эти мои мысли прервал приход той отдыхавшей в это время другой части нашего подразделения, представив теперь другим возможность ознакомиться со всей этой несколько странной обстановкой и местностью. Наш взвод или наша рота — не припомню точно, короче, мы оказались в двухэтажном доме не то школы, не то почты. Я и раньше часом назад заглядывал сюда в поисках воды, но не видел, чтобы там были какие-нибудь раненые, а теперь их было несколько человек. Даже не верилось. Может быть, я что-то и перепутал, но раненые — вот, налицо.

Из книги Иннокентия Смоктуновского "Ненавижу войну"

В мае партизанский отряд объединился с 318-м гвардейским стрелковым полком 102-й гвардейской стрелковой дивизии. В звании младшего сержанта командовал отделением роты автоматчиков, принимал участие в освобождении Варшавы. В боях при прорыве обороны противника в районе деревни Лорцен 14 января 1945 года его отделение одним из первых ворвалось в траншеи противника, уничтожив при этом около двадцати немцев. За это он был повторно награждён медалью «За отвагу». Войну закончил в Гревесмюлене.

Произведения, в экранизациях которых снимался Иннокентий Смоктуновский, которые можно взять в нашей библиотеке:

  • Брэдбери, Р. Вино из одуванчиков: Повесть и рассказы: пер. с англ. / сост. Р.Л.Рыбкина;Худож. М.Дорохов [Текст] / Р. Брэдбери . - М. : Худож. лит., 1989. - 398 с. - (Классики и современники: Зарубеж. лит.). - (в пер.)
  • Гоголь, Н. В. Мёртвые души [Текст] : поэма / Н.В. Гоголь ; вступит. ст. П.Антокольского. - М. : Высшая школа, 1980. - 392 с. - (в пер.)
  • Достоевский, Ф. М. Преступление и наказание [Текст] : роман в 6-ти ч. с эпилогом / Ф.М. Достоевский. - К.: Борисфен, 1994. - 508 с. - (в пер.)
  • Островский, А. Н. Избранное: пьесы/ вступ.ст.М.Латышева [Текст] / А. Н. Островский . - М. : Терра;Книжный клуб, 1999. - 479 с. - (Сокровища мировой литературы)
  • Пушкин, А. С. Маленькие трагедии [Текст] / А.С. Пушкин; примеч. и предисл. В.И.Коровина; оформл. М.В.Большакова. - М. : [б. и.], 1981. - 111 с. - (Школьная биб-ка).
  • Шекспир, В. Гамлет, принц датский [Текст] : трагедия / В. Шекспир. - М. : Дет.лит., 2000. - 190 с. : ил. - (Шк.б-ка). - (в пер.)